Последние новости
Статьи /

Коллекторы будут собирать дань по закону

Дмитрий Юрьевич, коллекторская деятельность существует не первый год, но до сих пор она регулируется «побочными» законами. Почему создание законопроекта заняло так много времени?



– Для начала отмечу, что реальной работы над законом о коллекторстве как нормативно-правовым актом было не так много; данный документ является скорее важным PR-проектом коллекторского сообщества.

Тема взыскания долгов как основной сферы деятельности ассоциаций коллекторов последние четыре года регулярно поднимается в прессе. Обе ассоциации – Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств и Ассоциация по развитию коллекторского бизнеса – постоянно муссируют ее, к тому же АРКБ в своей работе именно взыскание долгов ставит во главу угла. К сожалению, такое муссирование – не более чем способ имитировать реальную деятельность. Отмечу, что само коллекторское сообщество, несмотря на отсутствие соответствующего закона, вполне успешно развивается и растет.

Закон о коллекторстве необходим, однако по сей день законопроект еще сырой даже в плане юридической техники. Кроме того, нет информации о привлечении к работе над текстом ученых из уважаемых вузов, специалистов по нормо­творчеству. Проект, вероятно, был написан юристами коллекторских агентств и вызывает немало вопросов. Например, зачем в нем дается определение скоринговой системы, если далее в тексте данный термин не используется?

Представляется, что в нынешнем виде проект вряд ли может быть принят.

Во-первых, он затрагивает взыскание частных и корпоративных долгов. Необходимо сначала принять закон, который будет регулировать ключевой и самый проблемный блок – взыскание задолженности кредитных организаций с физических лиц, а потом уже пытаться расширить его до взыскания любых долгов и т. д.

Во-вторых, проект закона не согласован с другими нормативно-правовыми актами. Возможно, представители НАПКА и АРКБ возразят, что соответствующие изменения есть, просто не было смысла предоставлять их совместно с основным текстом закона. Но ведь изменения не выложены и на сайтах ассоциаций. Например, если вы прописываете, что правоохранительные органы обязаны предоставлять необходимую информацию коллекторам, то и в законах о правоохранительных органах эту обязанность тоже следует указать, иначе получится коллизия между законами о коллекторской деятельности и законами о полиции и прокуратуре.



В какие законы, кроме как о правоохранительных органах, на Ваш взгляд, также необходимо внести изменения?



– Следует внести поправки в законы, которые регулируют оборот банковской тайны и персональных данных. Там необходимо прописать, что коллекторские агентства также могут получать эту информацию.



Есть мнение, что проект мешает предвыборным процессам правящей элиты. Прокомментируйте, пожалуйста.



– Проект непопулярен, ведь в нем выражено не совсем лояльное отношение ко всем категориям граждан. Заемщики, в том числе должники, представляют собой большую часть электората. Если правящая партия (а у нас законы и «проводятся» правящими партиями) попытается принять закон о коллекторстве, это будет использовать оппозиция. И станут говорить, что наша власть – за богатых, а не за общество. Так, в своих публичных выступлениях представители партии «Справедливая Россия» заявляют, что они костьми лягут, но этот законопроект не пропустят. Такой закон ужесточит кредитную дисциплину, тем самым затруднив жизнь бедных, пусть и не совсем добросовестных граждан.



Кто будет оплачивать услуги коллекторов?



– Коллекторы считают, что судебные расходы и расходы на взыскание в некоторых случаях следует взыскивать с должника.



В статье 5 проекта сказано, что коллекторы должны соблюдать неприкосновенность личной и семейной тайны, а в ст. 9 – что они имеют право собирать справки, опрашивать лиц, предположительно владеющих информацией… Эти нормы явно противоречат друг другу.



– Распространять сведения, порочащие репутацию, – значит распространять ложную информацию. А в ходе опроса может не афишироваться сам факт наличия задолженности. Упомянутое Вами противоречие является примером не то что бы несогласованности, а того, что в законе есть нормы, которые реального содержания в себе не несут.

Например, если должник достаточно долго не возвращает деньги, особенно если у него есть возможность их вернуть, сама по себе такая ситуация порочит его репутацию. Это вина должника, а не коллектора. К недобросовестному должнику приходят приставы, а он ездит на дорогой машине, уверяя, что она зарегистрирована на тещу.



Кто сможет осуществлять коллекторскую деятельность после принятия закона?



– Осуществлять эту деятельность смогут только юридические лица, в которых кроме прочего есть сотрудники, обладающие определенной квалификацией. Стоит отметить, что законопроект, несмотря на всю его сырость, уже более компромиссный: в нем отсутствует предлагаемое представителями НАПКА ограничение по уставному капиталу. Ранее были разные варианты, вплоть до 1 млн рублей.

Есть ограничения по страховке – не менее 5 млн, из-за этого маленьким агентствам будет очень трудно справляться. Многие крупные агентства уже страхуют услуги, потому что это обязательное условие сотрудничества с крупными банками.

Возникает интересный вопрос: зачем одновременно со страхованием ответственности предусмотрено вступление в саморегулируемые организации? Это создает по сути тот же компенсационный фонд, что и страховка.

В проекте есть положение, согласно которому участников СРО, которые будут нарушать правила, необходимо исключать. Но ведь участники платят взнос, то есть, по сути, исключать их невыгодно?

– Исключения могут потребовать соответствующие органы, и сами должники могут сослаться на этот пункт закона. СРО все-таки понимает, что репутация важнее членского взноса от отдельной компании. В законопроекте также предусмотрены ограничения на продолжение деятельности за счет вступления в другое СРО.



Какими еще видами деятельности смогут заниматься коллекторы?



– Они смогут осуществлять преподавательскую, творческую и научную деятельность, оказывать юридические и другие услуги, как связанные, так и не связанные с коллекторской деятельностью. Отмечу, что этот перечень будут пытаться обойти. Например, сейчас есть ограничение, что одна организация не может быть детективной и охранной, в результате большинство частных охранных предприятий существуют как своего рода холдинги, ассоциации, одна фирма – охранная организация, другая – детективная.

Недавно выяснилось, что одно из крупнейших влиятельных агентств участвует через своих акционеров непосредственно в компании, которая называется «Вдолг.ру», то есть по сути дела создает некую кредитную организацию. Очень странное сочетание – долги и кредиты становятся объектом деятельности одной структуры. Такая же ситуация с Евгением Семеновичем Бернштамом: он бенефициар коллектор­ск­ого агентства, и кредитной организации «Домашние деньги», и многих других организаций...



А как коллекторы относятся к идеям Роспотребнадзора об ограничении продажи коллекторам банковских долгов физических лиц?



– Сразу отмечу, что по проекту закона можно будет продавать долги и у коллекторов будет возможность работать на основании договора оказания услуг или получить долги по договору уступки права требования (цессии). Продавать банковские долги можно и сейчас, так как позиция Роспотребнадзора не очень стыкуется с действующим законодательством и цивилистической доктриной. Дело в том, что денежные обязательства считаются не связанными с личностью кредитора, если иное не предусмотрено законом. Есть ограничения на алиментные обязательства, на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью, – все эти случаи прописаны в законодательстве. Ограничений по обороту кредитных обязательств в законе нет.



Кто в первую очередь заинтересован в принятии этого закона? Как он повлияет на деятельность коллекторов?



– Данный законопроект является неизбежным этапом развития коллекторской отрасли в России. Он практически нужен всем. Он нужен коллекторам, банкам.

С принятием закона о коллекторстве могут усилиться процессы консолидации в регионах, для того чтобы было проще страховать свою ответственность по необходимым нормативам и т. д. Возможно, серезных изменений и не произойдет, ведь все те ограничения, которые есть в законопроекте, существуют и сейчас.

Есть немало других точек для приложения нормотворческих и доктринальных усилий коллекторского сообщества. Например, реанимация такой нормы, как ст. 177 УК РФ, принесет большую пользу, чем принятие этого законопроекта. Такая мера, как установление границы ответственности за крупную задолженность – от 250 тыс. рублей (а не от 1,5 млн, как теперь), в большей степени мотивировала бы должников к погашению задолженности, чем законодательное определение статуса коллектора. Применение указанной статьи для кредитной безопасности общества важнее, чем быстрое принятие коллекторских законов.

Важно постоянное экспертное сопровождение законодательных коллизий, связанных с коллекторством. Примерами таких коллизий и заблуждений являются следующие: коллекторам нельзя продавать долги, банки не имеют права без согласия заемщиков передавать коллекторам персональные данные, причем согласие должно быть получено после возникновения обстоятельств для передачи этих данных. Подобных коллизий много, их обсуждают, но в узком кругу, вместо того чтобы получить квалифицированное научно-консультационное сопровождение экспертных организаций, таких как, например, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Институт частного права и т. д. Поэтому нет эффективной работы.

Законопроект является естественным правильным направлением движения, но преувеличивать его значение не стоит. Не надо забывать, что есть еще много других проблем, разрешить которые могло бы коллекторское сообщество.

У нас находят:
  • последние законы о коллекторах
  • что нового про коллекторов
  • какие изменения в законе о коллекторах
  • новости о работе коллекторов
  • последний закон о коллекторах
имя


Популярые сообщения